Добро пожаловать в клуб айкидо «Тен-Чи»Больше 25 лет с Вами!

Добро пожаловать в клуб айкидо Тен-Чи

Айкидо для взрослыхУникальная методика преподавания позволяет изучать айкидо мужчинам, женщинам и детям всех возрастов

Айкидо для взрослых

Айкидо для детейБолее двадцати лет практики проведения занятий у детей, начиная с 6-летнего возраста

Айкидо для детей

Курсы Японского языка- Разговорные навыки
- Формирование словарного запаса
- Изучение грамматики и иероглифической системы

Курсы Японского языка

Уроки Японской каллиграфии- Основные навыки письма
- История каллиграфии
- Знакомство с Японской культурой

Уроки Японской каллиграфии

Фитнес зал- Body Former
- Пилатес
- Йога
- Тайцзицюань

Фитнес зал

Танцевальный зал- Лезгинка
- Танец живота
- Хореография

Танцевальный зал

Ежегодный летний лагерь Айкидо тренировки 2 раза в день,
4-х разовое питание,
различные игры и пляж

Ежегодный летний лагерь Айкидо

XXIII Международный семинар Айкидо Айкикай Сихан Хомбу Додзе Эйдзи Кацурада
23-25 июня 2017г., Санкт-Петербург

Международный семинар Айкидо Айкикай
» » Бусидо душа Японии - Инадзо Нитобэ (1 часть)

Бусидо душа Японии - Инадзо Нитобэ (1 часть)

Оригинальный текст с сайта "THE PROJECT GUTENBERG EBOOK" www.sacred-texts. com (Scanned at sacred-texts. com, June 2003. J. B. Hare, redactor.

 

Примерно 10 лет назад, я провел несколько дней в гостеприимном доме выдающегося бельгийского юриста, профессора г-на де Лавелье (1). Во время одной из прогулок, наша беседа коснулась темы библейских заповедей. «Вы считаете», - спросил почтенный профессор, - «что обучение в школах ведется отдельно от религии?». На мой утвердительный ответ, он резко остановился и с интересом уточнил: «но если в школах прописные истины не преподаются, то каким образом ученики узнают о них?». Этот вопрос ошеломил меня и я не мог найти какого-либо удовлетворительного ответа. Все, что я знал о морали, я узнал вне школьных стен. Я начал анализировать различные знания, которые сформировали мое понимание этики и в ходе этих исследований соприкоснулся с Бусидо.


Также одной из причин для написания этой небольшой книги стали вопросы, часто задававшиеся мне женой (она была американка) - почему и какие идеи повлияли на мировоззрение японцев. В поисках ответов на вопрос г-на де Лавелье и моей жены, я пришел к выводу, что Бусидо времен феодальной Японии и его влияние на современную жизнь до сих пор мало изученная тема.

Используя вынужденное безделье вследствие моего вынужденного отдыха, у меня было много времени, чтобы представить читателю некоторые сведения, полученные из домашних бесед во времена моего детства, когда в Японии еще была феодальная система.

Я выражаю особую благодарность г-ну Лафкадио Хирну (2) и г-ну Хью Фрэзеру (3), а также профессору Чемберленского университета г-ну Эрнсту Сатоу (4) за тяжелый труд по переводу моей книги с японского языка на английский язык. Я часто думал с сожалением, что если бы я достаточно хорошо знал английский язык, то смог бы более точно описать традиции древней Японии. Но не имея этой возможности, я чрезвычайно признателен им за то, что они смогли для меня сделать.

В тексте повествования я использовал примеры из европейской истории и литературы, полагая, что это поможет иностранному читателю лучше понять суть рассказываемого.

Я старался не морализировать на темы христианского учения, но тем не менее считаю принципиальным высказать свое мнение о том, что современные духовные методы и формы искажают истинное учение Христа. Я искренне верю в учение Христа и его заповеди, преподанные нам в Новом завете, как в закон Божий, написанный из глубины сердца. Кроме того, я считаю, что послание Божие предназначено для всех, будь то язычники, христиане или представители иных верований.

В заключении, хочу выразить отдельную благодарность моему другу г-же Анне К. Хартшом (Anna C. Hartshome), которая оказала мне неоценимую помощь при написании этой книги.

Инадзо Нитобэ

Введение

Автор книги, доктор Инадзо любезно предложил мне написать вступительную часть к этому новому для англоязычных читателей изданию. Я знаком с автором более 15 лет, а с темой его книги более 45.

В 1860 году, в Филадельфии (ранее в 1847 я имел возможность видеть там же флагманский корабль «Саскэганна» коммодора Перри (5)) я впервые увидел японцев, которые прибыли из Эдо в качестве членов японского посольства. Эти люди меня поразили, ведь в те времена Бусидо был все еще действующим кодексом самураев. Позднее, обучаясь в колледже Ратджерс (Rutgers, New Brunswick, N.J.) я в течение 3 лет общался со своими сокурсниками из Японии. В те дни в разговорах с ними я часто слышал о Бусидо и заинтересовался им. Какой удивительный порядок жизни был у этих будущих управляющих, дипломатов, военных, педагогов и банкиров, даже ритуал погребения «впавшего в вечный сон» на «кладбище ивовой рощи» - все было пронизано таинственным духом далекой и загадочной Японии. Я никогда не забуду, как мой сокурсник Кузакабэ (Kusakabe (6)), из самураев, незадолго до своей трагической кончины, ответил на предложение о предсмертном причастии: «даже если и существует ваш господин, Иисус, то как я могу нарушить его покой своими речами о моих неблагочестивых поступках». Так, проводя вместе время с сокурсниками из Японии, занимаясь спортом или просто перебрасываясь шутками за столом во время ужина, я невольно противопоставлял два мировоззрения - японского и американского. Беседуя с ними на темы этики, я старался узнать, как больше о «неписаном кодексе», о котором когда-то мне писал мой друг Чарльз Дадлей Уорнер (7). Даже наши понятия эстетики разительно отличаются. Как писал один японский поэт, примерно тысячу лет назад:

Бродя по болоту, влажные цветы,
оставляют капли на одежде,
блестя как парча,
любуюсь ими и не стряхну их с моего плеча.»

 

Я бесконечно удивлялся их культуре. Ведь наша жизнь это только хитроумное переплетение научных знаний и суеверий. И поэтому в исследованиях культуры, этики, религии и традиций других народов всегда можно открыть для себя не только что-то новое, но и полезное.

Следуя своим интересам, в 1870 году, я поехал в качестве консультанта по введению общественно-образовательной системы по американскому образцу в Японию, и оказался в городе Фукуи (Fukui), провинции Этидзен (Echizen), в котором все еще продолжала действовать старая феодальная система. Там я впервые столкнулся с проявлениями Бусидо не по рассказам, а наяву. Изо дня в день я видел его реальное воплощение: в чайных церемониях «Тян-но-Ю», в занятиях дзю-дзюцу, я видел ритуал харакири, созерцание на циновках, коленопреклонения перед самураями на улице, правило «меча и дороги», неторопливые приветствия и самые вежливые обороты речи - каноны искусства поведения, ритуалы поведения женщин и детей самураев. Эти правила выполнялись сызмальства каждой девочкой и мальчиком. Я во отчую увидел то, о чем доктор Инадзо, будучи сам самураем, писал так изящно и убедительно, с такой широтой понимания и представления. Японская система феодализма умерла не бесследно, ее удивительный «цветок света» - Бусидо, продолжил свое благоухание.

Наблюдая лично за реформацией японского феодализма и вместе с ним Бусидо, я могу свидетельствовать правдивость рассказанного в этой книге. Она написана умелой рукой мастера и повествует о событиях, о которых вот уже тысячу лет так великолепно размышляет японская литература. Благородный кодекс слагался в течение 10 веков и автор книги тонко подмечает переломные моменты пути, по которому шагали миллионы благородных душ его соотечественников.

Эта книга углубила мои познания и убеждение в ценности Бусидо. Несмотря, на двадцатое столетие, автор книги прекрасно осведомлен в древней истории Япония. Даже сейчас, с точки зрения иностранца, современное поколение японцев, не взирая на возраст, несет на себе отпечаток своего недавнего прошлого. Несомненно, что духовные качества современного японского общества все еще находятся под влиянием кодекса самураев. Сахарный кубик растворился, подсластив чашку чая, но аромат чая остался. Кодекс самураев, невзирая ни на что, продолжает жить в его народе.

Возможно вы скажете, что доктор Инадзо несколько идеализировал Бусидо. Это риторический вопрос. Он считает себя «человеком, принявшим вызов». Всем идеям, культам и системам по мере своего развития свойственно изменяться. Постепенное накопление и медленное обретение гармонии – это закон. Бусидо в своем развитии не достиг заключительного этапа. Он все еще жив, поскольку «умер» в расцвете своего блеска и славы. Столкновение Японии с мировым прогрессом и связанные с этим процессы, которые последовали за вторжением эскадры Перри и Харриса, все это привело к крушению многовековой феодальной системы. И Бусидо пребывает отнюдь не «забальзамированной мумией», он продолжает быть опорой мировоззрения японцев. Япония открывшись для мира, продолжает сохранять свою культуру. Эта реформация, грандиозная по своим масштабам, стала уникальным и позитивным примером для всей Азии. Но и сама Япония дала многое миру. Влияние японской культуры ощущается не только в наших садах и домах, украшенных цветами, картинами и другими уникальными произведениями японского искусства, но и во новом взгляде на физическую культуру, общественную гигиену, а также на идеи войны и мира.


втор книги предстает перед нами не только как талантливый рассказчик, но и как мудрый учитель, знающий прошлое и настоящее. На сегодняшний день ни один человек в Японии не составил более гармоничного описания и комментариев к Бусидо. Автор книги являет нам собственный жизненный пример напряженного труда, мастерства руки и кисти. Светоч прошлого, доктор Инадзо, является истинным представителем новой Японии. От Формозы (Окинава) - новой японской провинции - до Киото доктор Инадзо почитается, как ученый и практик, который приложил кропотливые усилия для создания этого исторического труда.

 

Эта небольшая книга о Бусидо, является своеобразным посланием к Западу. Это - достойный вклад в дело решения великой проблемы – понимания и обретения гармонии между культурами Востока и Запада. Человечество пережило множество цивилизаций. Противопоставление «Восток» и «Запад», со всем сонмом взаимного невежества и пренебрежения должно уйти в прошлое. Нужно выбрать лучшее - мудрость и коллективизм Азии и энергию и индивидуализм Европы и США.

Доктор Инадзо - истинный исследователь традиций. Будучи знаком с заповедями христианства, он приводит примеры из текстов священного писания, размышляя об этических, рационалистических и духовных аспектах жизни человека. В своем предисловии автор пишет, что он не претендует на разрушение веры человека иной религии. Это дает мне уверенность думать, что даже в столь отдаленной Японии, христианство со временем перестанет быть экзотическим учением и пустит глубокие корни в почву, на которой когда-то вырос кодекс самураев. Я думаю, что с глаз японцев спадет пелена заблуждения и учение Господа станет им столь же насущным, как и воздух.

Преподобный Уильям Эллиот Гриффис (8)
Итака (Ithaca), май, 1905

I. Бусидо как этическая система

Бусидо как цветок - эпитет не менее подходящий для Японии, как и ее символ - цветок вишни. Это не засохшее растение, которое хранится в «гербарии» истории человечества. Это живое воплощение силы и красоты, если даже при этом он не имеет определенного материального образа или формы. Его аромат - моральный дух - дает нам понять, что мы все еще находимся под его мощным влиянием. Ранее существовавший порядок безвозвратно ушел, но как и звезды, которые давно угасли, но продолжают слать нам свой далекий свет, так и Бусидо, возникший еще во времена феодализма, продолжает освещать нам путь человека. В этой книге я позволю себе поразмышлять об этом, а также произнести несколько панегириков на забытой могиле его европейского аналога.

Мне приходиться с грустью констатировать, что о моральных ценностях Дальнего Востока в мире все еще существует множество заблуждений. Например, недавно известный ученый, доктор Джордж Миллер (George Miller) без малейших сомнений утверждает, что понятий благородства, как и иных аналогичных категорий, на Востоке никогда не существовало. Такое невежество по-видимому объясняется тем, что третья книга доктора Миллера вышла в год, в который коммодор Перри открыл «двери нашей исключительности». Спустя всего десятилетие после вторжения в Японию иностранцев, наш феодализм уже содрогался в предсмертной агонии, а Карл Маркс в своей книге «Капитал» призывал читателей к последней исключительной возможности изучения социальной и политической системы феодализма на примере Японии. В качестве неожиданного сюрприза, я хотел бы порекомендовать ему также призвать западных историков и этнографов к исследованиям этических норм в феодальной Японии.

Я бы мог пуститься в исторический экскурс, сравнивая понятиеблагородства во времена европейского и японского феодализма, но это не является темой этой книги. Я хочу рассказать прежде всего об истоках происхождения нашего понятия благородства; затем охарактеризовать его и методы его воспитания; отразить его влияние на общество и в заключении рассказать о его преемственности и будущем. По первому пункту я дам только краткой обзор, поскольку не хочу вводить читателя в глубины нашей национальной истории; на второй части я остановлюсь подробнее, так эта тема может заинтересовать лиц, изучающих мировое культурное наследие и этнографию; последние две темы будут дополнением к двум первым.

 

Японское слово «благородство» более точно отражает суть этого понятия, чем «рыцарство» в европейских языках. «Бу-Си-До» дословно переводится как «Путь благородного воина», которое подразумевало свод этических норм, которых должен был придерживаться каждый воин в своей жизни. Бусидо был этическим кодексом высшего сословия в феодальной Японии - самураев. Таким образом, объяснив значение слова «Бусидо», я позволю себе его использование далее в книге. Использование оригинального названия также необходимо для того, чтобы более тонко объяснить сущность этого уникального явления, которое имело настолько огромное влияние на мировоззрение японцев, что заслуживает уважение в самом своем имени. Некоторые слова имеют свой национальный колорит, столь выразительный, что лучшие переводчики не способны подобрать к ним аналогичные слова в своих языках.

 

Таким образом, Бусидо – это свод моральных качеств, которые требовались от воина, или принципов, которые он был обязан соблюдать. При этом Бусидо никогда не существовал ни в устном, ни в письменном изложении. История сохранила лишь отдельные цитаты из него, записанные в свое время некоторыми прославленными воинами или философами. Тем не менее, этот негласный и неписаный кодекс обладал силой настоящего закона, хранимого в сердце каждого воина. Бусидо не был результатом труда одного человека и не был описанием жизненного пути конкретного воина. Бусидо сложился в результате опыта и идей множества поколений воинов. Его можно сравнить с английской конституцией, но все же он имеет мало общего с тем, что называется «Великая хартия вольности» (Magna Charta) или «Закон о судопроизводстве» (Habeas Corpus Act), по которому виновный в злодеянии человек предавался суду. Правда, имелось «Уложение о самурайских кланах» (Буке-Сё-Хатто), написанное в 17 веке сёгуном Токугава Иэясу (1542-1616), но в его 13 коротких главах были в основном изложены правила, касающиеся брака, устройства замков, организации кланов и т.д. Поэтому у меня нет возможности достоверно сказать, что послужило причиной для возникновения Бусидо.

 

Поскольку истоки Бусидо теряются в глубине веков, то периодом его возникновения можно считать начало возникновения феодализма в Японии. Феодальная система по мере своего развития изменялась, и в вместе с ней и Бусидо. Периодом зарождения феодальной системы в Англии считаются времена норманнского нашествия (12 век). В Японии феодальная система также возникла в 12 веке, в период Камакура (9). Поскольку имеются сведения, что в Англии отдельные элементы феодального общества существовали еще до времени вторжения (1066) в Англию армии Вильгельма Завоевателя, то вполне вероятно, что это могло происходить и в Японии.

 

с незапамятных времен в Японии, как и в Европе, профессия воина была окружена почетом. Сословие воинов в средневековой Японии имело название «самураи», что примерно соответствует понятию «рыцарство» в английском языке. Оно происходит от старо-японского слова «воин» - «бу-си» (bu-shi) или «бу-кэ» (bu-kе). Во времена раннего феодализма по своей сути самураи представляли собой воинов или стражников по типу солдат Аквитании или германских ландскнехтов («солдаты удачи»), о которых говорили римский император Цезарь (10) и историк Тацит (11). Для них война или убийство были непосредственным средством к существованию. За времена продолжительных войн из этих людей выкристаллизовались умелые и храбрые воины. На смену армии варварского типа, говоря словами американского пацифиста Эмерсона (12), «животной и примитивной силы», пришла строгая регламентация воинских рангов и структуры самурайских кланов. Новая самурайская иерархия возвысила понятие «честь», «привилегия» и «статус», а также уточняла обязанности самурая каждого ранга (13). Следом за этим возникла необходимость в общих стандартах поведения, что было особенно важно, учитывая наличие оружия у самураев и их принадлежность к различным кланам.

 

Бой по честным правилам! Какие основы заложены в основу такой морали, этой своеобразной смеси жестокости и ребячества. Из чего рождается чувство воинской или гражданской чести? Мы читаем с улыбкой (видимо, вспоминая в своем детстве страстное желание самоутвердиться перед взрослыми), как юный англичанин Том Браун (14) отстаивал свое право на уважение. Кому из нас не знакомо желание юношеского самоутверждения, этого фундамента, на котором впоследствии строятся наши моральные принципы? Требование Тома – это традиционная основа, на которой в значительной мере выстроено величие Англии. Но можно без преувеличения сказать, что в Японии Бусидо основывается на не меньших принципах уважения человека к человеку.

Большинство квакеров считают, что бой – это только агрессия и жестокость, то есть нечто злобное и недостойное человека. Но вспомним слова Лессинга (15): «наши достоинства - это продолжение наших недостатков» («Натан Великий»), а также Рескина (16): «расцвету благородства мы обязаны войнам» («Венец из дикой маслины»). И я вполне согласен с мыслью, что ужас войны позволяет продемонстрировать не только отвагу, но и выявить самые высокие качества характера человека. Возможно эта мысль кому-то покажется странной и быть даже крамольной, но в этом суть человечества… Дух любой нации крепнет в испытаниях войной и приходит в упадок в мирное время. Или говоря иными словами, высокие понятия морали рождаются в страданиях и умирают в наслаждениях.

Эпитетами «подлец» и «трус» называют человека с наихудшими качества характера. Что они значат и такое «честно» понимают даже дети. И поскольку со временем жизнь человека становится более сложной и включает в себя более многосторонние отношения, то эти одни из самых первых понятий детства, приобретают со временем еще более высокие и тонкие критерии, становясь мерилом всех наших поступков и поступков других людей.

Идеал воинского благородства никогда бы не возник, если бы военные не уделяли должного внимания высоким нравственным качествам воина. Христианство также всегда по достоинству оценивало благородство, считая его высоким духовным проявлением в человеке. «Религия, война и слава - вот три главных качества души прекрасного христианского рыцаря», - писал Ламартин (17). Поэтому и Бусидо также в своих основах исходил из идеалов благородства.

 

II. Основы Бусидо

Я начну с Дзэн-буддизма. Вера в карму и понимание ее неотвратимости, самообладание в любой опасности или горе, бренность жизни и осознавание неизбежности смерти – все это Дзэн. В старину, когда мастер меча видел, что ученик постиг большую часть искусства, говорил ему: «больше я тебе ничем помочь не смогу - дальше начинается Дзэн». «Дзэн» - это японский эквивалент древнеиндийского учения «Дхьяна» (Dhyаna), в котором «если ум спокоен и не замутнен мыслями или желаниями, то позволяет увидеть свое глубинное Я» (Лафкадио Хирн, «Экзотика и перспективы», «Exotics and Retrospectives», с. 84). Методы Дзэн основаны на медитации (созерцании), с помощью которой постигается единый универсальный принцип, который лежит в основе всех явлений природы или иными словами – это постижение законов природы и обретение, таким образом, своей гармонии в жизни. Человек, обретший гармонию, по-иному воспринимает «Небеса и Землю», его дух свободен от проблем повседневной жизни, поэтому его жизнь наполнена только красотой.

Кроме Дзэна часть принципов Бусидо заимствовал из Синтоизма. Например, преданность суверену, почитание предков, сыновнее благочестие - все это было необходимо для смирения и предотвращения возникновения в самураях высокомерия и заносчивости. В Синтоизме отсутствует понятие «греха». Он проповедует врожденное совершенство и чистоту человеческой души, считая ее проявлением божественного в человеке. Посещая синтоистские святыни можно заметить отсутствие в них ритуальных предметов и изображений святых, за исключением вывешенного на видном месте зеркала. Присутствие столь странного на первый взгляд религиозного предмета объясняется тем, что согласно синтоистских догм зеркало символизирует человеческую душу, поэтому глядя на себя человек может одновременно видеть проявление божественного, коим является он сам. Поэтому синтоисты фактически поклоняются самим себе, как божествам. Созерцая себя на гладкой поверхности зеркала человек размышлял аналогично максиме, начертанной над входом в храм Аполлона в Дельфах: «познай себя (и пойми, что противники твои... не такие, какими ты их себе мыслишь» (Хилон). Самопознание в греческом и японском учении не подразумевают изучения в зеркале своих физиологических или анатомических особенностей, это самоанализ своей духовной природы. Историк древнего Рима Моммсен (18), сравнивая древнегреческое и римское язычество, отмечал в своей книге, что поклоняясь своим богам эллин воздевал глаза к небу, поэтому его молитва по сути была обращена извне, тогда как древний римлянин склонял голову, поскольку его молитва была обращена внутрь себя. Римская концепция имеет много общего с японской, их объединяет идея приоритета общества над отдельной личностью. С Синтоизмом также связано поклонение силам природы, любовь к стране, что выразилось в особом почитании императорской семьи, от божественного начала которой, как считается, произошли все японцы. Для японцев их родина – это не просто земля, где они родились, которая кормит и поит их, это также священное место обитания богов и духов их предков, где император считается представителем Небес на Земле, символом гармонии силы и сострадания. Бутми (19) писал, что «британская корона это не только символ власти, но и основа национального единства» (The English people: A study of their political psychology, 1904, Нью-Йорк, Putnam, с. 188) и эта фраза как нельзя кстати соответствует Японии.

 


Читать далее


  • Работаем более 20 лет и являемся официальным членом Ассоциации клубов Айкидо Айкикай

  • Вкладываем в нашу идеологию развитие японской культуры в России и просвещение учеников

  • Наш клуб - маленький уголок Японии в Санкт-Петербурге: погрузитесь в культуру Японии и найдите новых друзей!

  • Существуем уже более 20 лет и имеем большое количество квалифицированных последователей направления

Остались вопросы? Не тратьте время и свяжитесь с нами!

Айкидо

Современное Японское боевое искусство, созданное Морихэем Уэсиба (1883-1969гг). Основной принцип Айкидо – это единение с противником, позволяющее предчувствовать его намерения и обращающее каждое его движение с выгодой для себя.

Новости
Архив

Специальные статьи